Регистрация Вход
Город
Город
Город
Stepan-studio.ru

Stepan-studio.ru

Оригинальная музыка к спектаклям и мюзиклам. Качественная звукорежиссура и стильные аранжировки. Напишите: vk.com/stepan_studio или stepka68@gmail.com
Подробнее
TAGREE digital-агентство

TAGREE digital-агентство

Крутые сайты и веб-сервисы. Комплексное продвижение и поддержка проектов. Позвоните: +7-499-350-0730 или напишите нам: hi@tagree.ru.
Подробнее

Всеобщая “битва за урожай”


 

Все предприятия, все учреждения участвовали в ежегодной уборке урожая. Городские “Икарусы” по утрам вывозили население на поля, вечером забирали обратно. Школьники выезжали классами, бегали по полю, кидались картошкой друг в друга, набегавшись, садились в кружок с бутербродами и термосами. Потери от тотальной мобилизации никто не подсчитывал, казалось, если горожане не помогут колхозникам – зимой наступит окончательный голод…

Когда по весне отрастала зеленая травка, овощные базы как-то скисали и наконец пропадали совсем. Однако им на смену уже шли гораздо более обременительные командировки в подшефный колхоз, престарелые обитатели которого вылезали из своих изб и приступали к весенним полевым работам.

Пока шла пахота или сев яровых, большой помощи им обычно не требовалось. Однако с середины июня, когда в лугах разворачивался покос кормовых трав, и до самого октября - уборки позднего картофеля, капусты и корнеплодов - проектные институты буквально лихорадило от колхозных разнорядок. Тем более, что на осень приходился еще и самый пик работ на овощных базах.

Почти все колхозные выезды горожан так или иначе были связаны с уборкой урожая - сена, зерновых культур и особенно овощей. Случалось, что инженеров понуждали ухаживать за коровами и прочей живностью; однако горожане вовсе не умели с ними обращаться, во множестве получали травмы и даже увечья, а скотина, со своей стороны, начинала так интенсивно дохнуть, что власти сочли за лучшее впредь не сводить их вместе.



 

Ранним утром к дверям института подкатывала колонна автобусов с флажками. Несколько отделов в полном составе грузились туда и с песнями и шутками ехали за сто верст на отдаленное поле, где сквозь крапиву и лебеду матово белели упругие цилиндры кабачков.

Шпарило солнце, трещали кузнечики, поблескивала роса, от влажной травы восходили и растекались душистые испарения. От группы амбаров на горизонте отделялась темная точка грузовика; то ныряя в ложбину, то вспыхивая стеклами на очередном склоне бугра, она с рычанием подкатывала к пестрой, почти курортной толпе горожан.




Из кабины выпрыгивал бригадир в сапогах и с бумагами; уполномоченный от института вступал в переговоры; наконец по его команде все кое-как разбирались цепью и, спотыкаясь и путаясь в траве, начинали наступление в сторону леса.




Женщины шарили в бурьяне брезентовыми рукавицами, мужчины подбирали срезанные кабачки и несли их к дороге, где еще несколько человек грузили мешки и, завязав веревками, натужно закидывали в кузов. Из удалявшейся цепи потянулись пострадавшие: кто потерял в бурьяне нож, кто порезался, кто упал носом в крапиву.




Шоферы, курившие в кружок у автобусов, охлопывали слепней. Гора мешков в кузове постепенно росла. Отдельные фигурки уже махали руками с опушки. Бригадир, расписавшись в бумаге и затоптав окурок, лез обратно в кабину, и грузовик с ревом удалялся.




По вытоптанному полю брели к автобусам усталые фигуры, иногда нагибаясь за пропущенным кабачком. Рассевшись группами на обочине, где почище, жевали бутерброды, запивая чаем из термосов. Погода между тем начинала портиться, водители проявляли нетерпение, и наконец вся колонна пускалась в обратный путь.




Однако подавляющая часть колхозных работ осуществлялась вахтовым методом.
Каждая московская организация была прикреплена к определенному колхозу, который чаще всего находился по тому же направлению от города, куда тяготела и сама организация.




Заключался договор об оказании шефской помощи, на основании которого московское предприятие обязывалось высылать для работы определенное число сотрудников на известный срок, а колхоз предоставлял им жилье, питание, транспорт и, подобно овощной базе, оплату за трудодни.



 

Первая партия отправлялась в начале июня на заготовку сена, и после того их товарищи, сменяя друг друга, трудились в колхозе до середины ноября, когда заканчивалась уборка картошки и уже вовсю сыпал снег; таким образом, суммарно выходило как раз полгода.

Дирекция института разверстывала повинность по отделам пропорционально их численности; там бранились, но деваться было некуда. Обыкновенно отъезжали сменами человек по пятнадцать-двадцать, причем колхоз, исходя из планируемых работ, оговаривал пропорцию мужчин и женщин. Смена уезжала на десять дней, чтобы работать и в выходные; за воскресенье каждому начисляли по три отгула, за субботу почему-то два, будни приравнивались к работе на своем месте.




Если овощные базы вызывали у всех сотрудников одинаковое отвращение, то поездки в колхоз расценивались очень по-разному. Одни приравнивали их к стихийному бедствию и едва удерживали слезы. Другие, напротив, радовались, что можно надолго вырваться из семьи, забросить постылые чертежи, работать руками на свежем воздухе, днем загорать, а вечером пьянствовать и строить амуры. Поэтому всегда находились колхозные завсегдатаи, которых даже приходилось удерживать, чтобы они не позабыли окончательно своей профессии.



 

В любом случае никто не оставался на две смены подряд. Но несмотря на присутствие энтузиастов, прочим сотрудникам (за вычетом самых главных, самых старых и самых больных) ежегодно светила по крайней мере одна продолжительная поездка. Эти отлучки, накладываясь на сезон отпусков, настолько обескровливали проектные организации в летнее время, что работа там еле теплилась.

Иногда, как и в случае с базами, дирекция нанимала фиктивных работников, которые торчали в колхозе полный срок. Однако тамошнее начальство их не жаловало, потому что они быстро втягивались в беспробудную местную пьянку и уже ничего не хотели делать.



 

В назначенное утро группа сотрудников, одетых в старые куртки, потертые джинсы и сапоги, с рюкзаками и сумками переминалась у дверей института. Одни, собравшись в кружок, оживленно беседовали, то и дело откидываясь назад в порывах хохота; другие понуро бродили вокруг.

Работники разных отделов знакомились между собой. Мужчины и женщины оценивающе оглядывали друг друга, прикидывая шансы. Подъезжал старенький потрепанный ПАЗик; старшой перекликал собравшихся по списку, и наконец автобус трогался в направлении родного колхоза.



 

Всякий колхоз состоял из целого конгломерата всевозможных угодий, беспорядочно раскинутых на огромных пространствах. В него входило по десятку сел, множество полей, ферм, хранилищ, машинно-тракторных станций (МТС), подсобных лесопилок, покосов, игрушечная электростанция на запруде и Бог весть что еще. В сущности, это было свое маленькое государство, которым безраздельно управлял председатель, гнездившийся в центральной усадьбе.

Обычно для нее выбирали самое крупное в колхозе село, удобно расположенное вблизи железных или шоссейных дорог. Посередине на площади поднимался кирпичный корпус правления; перед ним среди тщательно выполотых клумб торчал памятник Ленину. Асфальтированные тротуары быстро обрывались в грязь, по которой шлепали пьяные трактористы в сапогах и осторожно семенили московские дачники.



 

Во все стороны от села растекались пыльные проселки, по мере удаления становившиеся еле заметными в траве колеями. Поля то сбегали к болотистым ложбинам, где звенели комары и одуряюще пахла таволга, то прерывались клиньями уцелевшего темного леса, создавая такую чересполосицу, в которой могли разобраться одни местные жители.

Заезжий москвич, колеся по проселкам, не мог понять, видел ли он уже эту группу амбаров, или они только похожи. В этой заколдованной местности произрастали всевозможные плоды земные, коих и требовалось убирать.



 

Автобус, волоча за собой шлейф бурой пыли, вкатывал на тихую улицу почти заброшенной деревни, где колея терялась в гуще мелкой курчавой травы. За покосившимися заборами буйствовала нетронутая зелень, сквозь которую проглядывали остовы изб с просевшими до дыр скатами крыш и накрест забитыми окнами.

Кое-где на лавочках отдыхали грязные старики с испитыми, коричневыми от солнца, морщинистыми лицами; по мягкой траве с криком носились их внуки. Аллея столетних дубов и широкие, заросшие ряской комариные пруды на другом краю деревни свидетельствовали о ее благородном происхождении. На середине длины улицы белел бетонный цилиндр колодца с изогнутой ржавой ручкой; возле него, оживленно гомоня, толпились отъезжающие сотрудники предыдущей смены.




За калиткой, в зарослях ничейной малины, поблескивали стекла веранды выделенного москвичам дома. Почти всю ее длину занимал грубо сбитый обеденный стол, заваленный стопками свежевымытой железной посуды армейского образца. Стол окружали узкие “шатучие” лавки. В углу белел пожертвованный институтом холодильник, напротив притулилась газовая плита.



 

В центре самой избы стояла бездействующая русская печь; от нее в разные стороны расходились перегородки, деля общий посторный объем на несколько комнат. Все перегородки не доставали до потолка, чем с удовольствием пользовались бесчисленные мыши, мухи и комары, непрестанно циркулировавшие по помещению.

В комнатах стояли железные армейские кровати, накрытые пыльными одеялами, ломаные стулья и тумбочки. Вместо дверей с косяков свисали чумазые занавески. Пахло куревом, грязным бельем и какой-то канцелярщиной, как нередко бывает в сторожках.



 

Женщины и мужчины располагались в разных комнатах, занимали приглянувшиеся кровати и, разобрав свои вещи, отправлялись гулять по деревне. Избранный еще до отъезда кашевар приступал к изготовлению нехитрого солдатского обеда из жареной картошки с тушенкой.

Он вообще не ходил на работу и целыми днями хозяйничал в избе со сменным помощником. Кашеварами нередко записывались самые любвеобильные сотрудницы и выбирали помощников по своему усмотрению.



 

* * *

Ч асов в семь утра на веранде поднимался металлический звон посуды. Дежурный помощник в насквозь промокших штанах, чертыхаясь, волок от колодца два плескавшихся полных ведра. Самые бодрые уже сидели на кроватях, производя возможно больше шума, чтобы разбудить остальных.

Страдальчески морщась, из-под одеяла выползал интеллигент с распухшим от ночного укуса глазом и чесался. Другие предусмотрительно заматывали голову рубашкой и дышали неизвестно куда. На веранде пыхтел вскипяченный для бритья чайник. С крыльца на свежий утренний ветерок выползали полуголые фигуры с полотенцами и плескались у рукомойника. Кашевар гремел половником по кастрюле: пора завтракать




В мисках дымилась приятная с голодухи тюря; кто-то самый любезный разливал по кружкам черный крепчайший чай. Люди здоровались, садились, разбирали крупно нарезанные ломти хлеба и сосредоточенно звенели ложками. На дороге уже сигналил вчерашний автобус. Все занимали места и отправлялись через поля и перелески туда, где их ждал бригадир.



 

На просторном скошенном лугу ветерок шевелил разбросанные ряды золотого сохнущего сена. Неспешно ползущая машина подцепляла его длинными вилами и затаскивала внутрь себя, а из задней дверцы, будто навоз, комично вываливались большие, прямоугольные, перевязанные накрест двадцатикилограммовые брикеты.

Мужчины, разбившись парами, шли следом и, поднатужившись, забрасывали их через борт ползущего рядом грузовика; некоторые ухитрялись проделывать это вилами в одиночку. Наверху дежурил вдрызг залепленный травяным мусором человек и растаскивал брикеты по кузову. Колючая сенная труха засоряла глаза, чесалась в носу, першила в горле, разъедала потную кожу. Люди, склонные к аллергии, уже через четверть часа окончательно выходили из строя и больше здесь не появлялись.



 

С середины июля стартовала уборка зерновых. Теперь главная работа смещалась на ток, куда пыльные самосвалы непрестанно сгружали обмолоченное комбайнами зерно. Длинные гряды этого зерна тянулись по поверхности бетонной площадки между двумя линиями крытых загонов. С одного конца гряды наползал огромный тарахтящий сундук и, вибрируя всеми частями, медленно поедал зерно.

Золотые полоски струились внутри вверх и вниз и наконец по транспортеру высыпались далеко вбок, образуя сзади другую, параллельную гряду очищенного зерна, а в противоположную сторону под давлением выстреливались черно-зеленые семена сорняков. Чтобы не сгребать их по всей площадке, под струю подставляли ведро, которое наполнялось с пугающей быстротой. Тогда следовало сменить его на другое и поскорее тащить к забору, где уже вздымалась гора отходов.




Перед отправкой на хранение в городской элеватор зерно хорошенько высушивали, чтобы оно там не взопрело и не возгорелось. Для этой цели поодаль маячили громоздкие бункера сушилок, в которые засыпалось много зерна, а снизу подавался нагретый воздух. Однако то ли пропускная способность их была низка, то ли горючего жалко, но большую часть урожая приходилось сушить по старинке. Для этого очищенное накануне зерно перебрасывали лопатами в просторные крытые загоны, пока там не набиралось его с метр толщины, и ждали.




Дня через два из-под навеса уже тянуло влажным теплом. Тогда проектировщики, вооружившись совковыми лопатами, храбро лезли внутрь и начинали перелопачивать, т.е. перекидывали зерно из одного угла в противоположный, чтобы разогревшийся нижний слой остывал наверху.



 

Главная проблема заключалось в том, что зерно накануне протравливали химикатами, и теперь людям приходилось работать в облаке ядовитой пыли. Их стандартно вооружали душными масками-респираторами, фильтровавшими при дыхании ядовитую пыль; однако в дневные часы, когда солнце накаляло крышу навеса, а разогретая пшеница обжигала сапоги, пользоваться ими было не так-то просто. Многие вообще забрасывали их в сторону и работали так.

Иногда в загон затаскивали длинную трубу, внутри которой вращался винт. Тогда работа сильно ускорялась. С одной стороны в трубу подгребали зерно, и она послушно выплевывала его с другого конца.



 

С середины августа разворачивалась наиболее трудоемкая картофельная страда и тянулась без перерыва до самых морозов. На грязных, сплошь покрытых сорняками полях желтели увядшие, обглоданные жуками стебли картошки. Вдоль окученных гребней, глубоко увязая в размокшей глине, тащился картофелеуборочный комбайн - странное горбатое сооружение, окрашенное суриком в ржаво-коричневый цвет.



На спине его, словно мухи, сидели проектировщики, уставясь на ползущую мимо их носа черную резиновую ленту. Комбайн ковырял усами в земле, сдирая верхний слой, и затаскивал его наверх путаными звеньями транспортеров. По дороге осыпалось все лишнее, а клубни вместе с похожими на них камнями и комьями глины доползали до дежуривших наверху людей, и те едва поспевали выбрасывать мусор за борт. От комбайнов тянулись самосвалы, груженые россыпью.




Однако гораздо чаще по полю просто ехал трактор с плугом и неряшливо выворачивал клубни на поверхность. Следом брели фигуры с пустыми мешками и, наполнив их на три четверти, оставляли стоять, а сами шли дальше. Другие волоком стаскивали мешки в группы, где самые умелые скручивали их горловины и накрепко обвязывали веревкой.




Подходил грузовик с безобразно высокими бортами; двое мужчин ухватывали мешок с обеих сторон, раскачивали и ловко забрасывали наверх. Те, которые так не умели, надсадно корячились у самых колес, поднимая мешки над головой и переваливая через борт. Сверху у них принимали еще несколько человек, громоздя мешки выпирающим к небу горбом.




Грузовики чередой уходили в сторону гигантской сортировки, которая гремела и тряслась, распределяя клубни по степени крупности. Некоторые оставались в колхозе на семенной материал, самые мелкие скармливались скоту, прочие ждали отправки на овощные базы города. Тем не менее все они сыпались с транспортеров в мешки, которые теперь приходилось кидать в кузова целыми часами без передышки.




Сперва это казалось невозможным; руки отваливались, поясницу саднило, липкий пот застилал глаза. Однако изо дня в день работа шла все сноровистее, так что со временем никто уже не считал количество перебросанных тонн.




Иногда горожанам раздавали ржавые штыковые лопаты, и они, перепачкавшись до ушей, выковыривали из глины длинную оранжевую морковь. Другие пихали ее в мешки и тем же порядком грузили в кузов. Свеклу и редьку примитивно дергали за ботву.



 

В сентябре созревал кормовой турнепс - гигантские сочные корнеплоды с грубым вкусом, которые обожал скот. Иные вырастали длиной чуть не в метр и сантиметров двадцати в диаметре; они целиком торчали на поверхности, словно пни или кактусы, с дурацкими клочьями листьев наверху, которые легко отрывались. В землю, будто якорь, уходил мощный стержневой корень.

Забавно было смотреть, как городские интеллигенты, разъезжаясь в глине ногами, тщетно дергают и толкают упрямый цилиндр, пока не полетят вместе с ним носом в грязь. Более умелые ловко поддавали его ногой под низ, словно футбольный мяч. Женщины, вооружась устрашающими ножами, отсекали корни и листья, и потерявший свою солидность корнеплод гулко бухался на дно самосвала.




Но веселее всего проходила уборка капусты. По всему полю рядами стояли лохматые зелено-голубые кочны на длинных чешуйчатых кочерыжках. Женщины ножами срубали их чуть ниже кочна, мужчины подхватывали и с большого расстояния метали в кузов самосвала, словно баскетбольные мячи. Тут начиналось соревнование: женщины старались нарубить как можно больше, чтобы мужчины не успели, а те кидались, словно автоматы, и не давали женщинам разогнуться.




Когда кузов почти наполнялся, иной скользкий кочан, пролетев по касательной, шлепался на головы работавших с той стороны. Оттуда принимались кидаться уже нарочно; кто-нибудь выдергивал хилый кочан и, ухватив за кочерыгу, размахивал им, словно гранатой. Это называлось "капуста с ручкой"; запущенная в неприятеля, она смешно кувыркалась в воздухе, растопырив дряблые листья; кто-нибудь на лету подхватывал ее и посылал обратно. Наконец грузовик уезжал, и раскрасневшаяся бригада усаживалась отдыхать на обочине.




В середине дня появлялся автобус и отвозил всех к избе, где счастливая дама-кашевар с ухмыляющимся помощником уже накрывали на стол. Пообедав, одни лежали плашмя на кроватях, другие ополаскивались под рукомойником. За окном гудел автобус, и начиналась вторая половина дня. Когда к половине шестого все окончательно возвращались назад, их ожидал ужин.




Дальше до самой ночи тянулось свободное время, которое каждый использовал по своему вкусу. Одни группами бродили по окрестностям, болтая о пустяках; другие в одиночку обследовали прилегающий лес на предмет грибов; третьи дома слушали радио; кто-то лез купаться в грязный пруд.




Добровольцы с ведрами тащились на ближайшую ферму за парным молоком. Вдоль берега прогуливались трепетные пары, созерцая лунную дорожку на глади воды и отгоняя комаров веточкой. На веранде светила тусклая лампа, и желающим разливали молоко. По комнате пролетал ботинок и ударял в перегородку чуть ниже крысы.



 

Иногда в дверь вваливался пьяный абориген с гармошкой; мужчины спешили со своими бутылками, и начинался концерт. Под окном сегодняшний помощник со смехом объяснял завтрашнему его обязанности.

По деревне гасли огни, смолкали собаки; в кустах у запруды ритмично вскрикивала ночная птица. Заканчивался еще один трудовой колхозный день.

 

Автор текста М. Глебов





Источник: http://ussrlife.blogspot.ru/2013/09/blog-post_22.html

Поделитесь с друзьями:

 

Комментарии:

Местный

Ст. 190-1: Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй.
Систематическое распространение в устной форме заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, а равно изготовление или распространение в письменной, печатной или иной форме произведений такого же содержания. Наказывается лишением свободы на срок до трех лет, или исправительными работами на срок до одного года, или штрафом до ста рублей.

Ответить

otello

Глядя на счастливые лица "страдальцев", понимаешь: фоторяд подобран спустя рукава. Не коррелируется с текстом, срывающим покровы. Автору поста - выговор с занесением в учётную карточку. :)))

Ответить

Надёжнее если с занесением в грудную клетку и/или в челюсть.

Ответить

>>>В назначенное утро группа сотрудников, одетых в старые куртки, потертые джинсы
...Вот не надо ляля. Джинса стоила от 120 рублей. 1:1 зарплата инженера не из ящика. Так что автор заврамшись по малолетству или склерозу.

Ответить

Забыл разжевать:
Так что ездить в колхоз в джинсе - жуткое мажорство и практически преступление.

Ответить

Батенька, ну што вы хотите. У автора были фотки, текст писал по интернетикам.
Мы в школе убирали картошку и в ВУЗе первые 2 курса.
Потом настали 90е и картошку сажать перестали.

Ответить

sazon

И Вы с тех самых пор картошку едите исключительно с Марса привезённую? :)))

Ответить

Он богатый! И ест наверное израильскую или испанскую картошку! )

Ответить

Ну што вы, до сих пор копаюсь.
Масштабы нынче разные. Раньше картошку-морковку-свеклу-лук в овощных продавали, с полей. А щаз что? Тока у "собственников" и фремеров с их огородиков. Причем со своей не сравнить. Фермеры продают то что на продажу, редкой говнистости овощи.

Ответить

sazon

Хыыы, а в ближайший супермаркет не заходили? Там всю зиму мытую и расфасованную продают... Я в прошлом году остался без картохи (не поехал в деревню) дык спокойно прожили зиму на магазинной. И качество её было гораздо выше, чем в совковом "Овощи-фрукты" :)))

Ответить

otello

120 руб. стоили импортные джинсы. Были ещё и советские, часто назывались "техасы". Впрочем, видел и в импортных, смотря как работать. :)))

Ответить

sazon

Джинсы "Техас" так же считались импортными и ценились хоть и ниже чем "Монтана" или "Левис", но были не для работы в колхозе. Соковый легпром выпускал полным полно "джинсов" фабрики Большевичка или "Тайга". Фигня, что на джинсы они мало были похожи, зато для колхоза в самый раз :)))
На фото парень с гитарой в таких "совкоджинсах" и тот что матрасы в машину грузит...

Ответить

otello

"Джинсы "Техас" так же считались импортными" - дык я не про них.

Ответить

Ну не знаю. Мне мама рассказывала, что многие с удовольствием в колхоз ездили, некоторые ее знакомые там встретили своих будущих жен и мужей. Да и на природе на свежем воздухе поработать - лучший отдых - это смена деятельности, да и возвращались не с пустыми руками. Когда училась в техникуме в 90 годах - нас вывозили в Черную речку на картошку и свеклу - голодно очень было - а там питание - картошка с тушенкой или борщ наваристый от пуза, да еще с собой родителям можно было взять картошки, капусты, свеклы - да я счастлива была там пахать за троих...

Ответить

sazon

Гыыыы, а что мешает сейчас? Ехай в любую деревню, скажи, что за еду и пару вёдер картошки согласна целый день в поле батрачить. Дык не откажут - осчастливят :)

Ответить

Для малолетних и не очень:
всем сохранялась зарплата по основному месту, если был длительный выезд бесплатное жильё, соответственно постельное бельё и питание.
Ну и для особо одарённых - на время сборки урожая вводился сухой закон. Так что прогондоньте дальше и питайтесь картошкой выращенной на юге России в лучшем случае.
Да, а теперь для супер одарённых:
Большинство урожая что вы видите в продаже это выращено в частных подворьях и перепродаваемое обыкновенными барыгами. Соответственно огромные урожаи "колхозов" ушли в прошлое как и помощь им горожанами - столько мало выращивают что сами справляются.

Ответить

sazon

Гыыы, сухой закон был. В Вороново в магазе водку не продавали, только сухарик Каберне... Ну дык самогонки то у местных взять было совсем не трудно - зерна завались, ставь бурдёнку да выгоняй. Да и гонца в город за водкой на один день завсегда отправить можно было - автобус то ходил :)))
С нами вместе шоферюги камазисты командировочные жили. Дык изрядную бойню мы с ними устроили. Один спьяну на одногрупника Борьку наехал, а Борька боксёр-полутяж. Щелкнул мужичка по челюсти, тот и в аут. Дык понабежали они всей гопкомпанией и понеслось... Еле как куратор наш угомонил:)

Ответить

Ну так кто-то работает а кто-то хлебает, насколько я понимаю, Михаил, вы всегда таким нахлебником, впрочем как и сейчас, были.

Ответить

sazon

Гыыы, я между прочим в том Вороново получил з/п почти самую большую в группе... Как прихлебатель наверное :)

Ответить

:) Эх Миша, Миша. Расстояние то до Вороново знаешь до Томска? И сколько времени он едет? Но самое смешное что Миша не знает что и в Томске было то же самое - "СУХОЙ ЗАКОН".
P.S. Я родился в сентябре поэтому знаю про тот самый сухой закон на время страды - проблематично всегда было что-то купить крепче 12%, в отличии от Миши который постоянно несёт ахинею.

Ответить

sazon

Знаю прекрасно. Я туда на Малиновские озёра езжу охотиться регулярно. Около 150 км. За три часа вместе с паромной переправой через Обь (моста в Шегарке в 1984 году ещё не было) автобус ЛИАЗ спокойно доезжал до Томска. Ходил из Вороново и обратно два раза в день. Нам когда встал вопрос как день рожденья группы справлять, когда одно Каберне кислое в сельпо, дык ничего и не оставалось - снарядили двух гонцов, они и скатались...

Ответить

sazon

И кстати, насчёт сухого закона в городе... С 1983 года я такого не помню... Проблемы с покупкой водки наступили после весны 1985 года, когда старый мудень Егор Кузьмич сделал Томск практически "сухим городом"...

Ответить

:) с водкой были проблемы но другого плана, даже отъезд Лигачёва ничего не поменял, Томск всегда был на шаг впереди - везде с 9-00 торгуют - у нас с 11, везде делают с 11 у нас с 14-00, везде делают с 14 у нас с 17-00, и т.д. а водки реально не было именно в страду, сам из Губино ездил в город, потому как там ничего кроме Яблочного сухого по 1-12 руб. купить нельзя было, а в Томске только и купил "Салхино" грузинское очень-очень сладкое, как ликёр и Гымзу, вот такой расклад, даже коньяк грузинский, который стоял во всех кафетериях хочешь в Белочке хочешь в Верхнем, хочешь в Театральном и стоявшие свободно бренди Плиска, Слынчев бряг исчезли. А вот при Андропове прилавки ломились, я и не знал что столько сортов вин бывает, хотя в Чите перепробовал наверно всё болгарское. Тогда первый раз попробовал рислинг Анапа и венгерское вино из серии Magyar Bor название не помню, только запомнил что одно слово из 20 букв, но просто шикарные. Последний раз такое вино видел в хлебном на против центральной аптеки в 1999 году, да, у этого венгерского вина кроме длинного названия была ещё одна особенность - 1,5 литровая стеклянная бутылка! :)

Ответить

Меня другое умиляло всегда.
Весь народ на полях че-то убирает, а в магазинах шаром покати.
Только на овощебазах гнили по колено...
А сухой закон ага, был, наверное...
Для комсоргов.
Тракториста трезвого увидеть за счастье было.

Ответить

Та же Черная Речка набирает поденщиков.
В этом году не знаю, а в прошлом даже объявление крутили. Автобус от Лагерного сада, с собой нож и обед.
Оплата продукцией.

Ответить

Автор, если вы начинаете с А, то говорите и В. Битва за урожай??/Значит есть и жертвы. Причем не малые. Вот только статистика едва ли присутствует...
На своей памяти помню, когда на на поле у Степановки, толпа студентов-медиков хлынула к подошедшим автобусам. Затоптали девчонку-второкурсницу. Никто не видел как она попала под заднее колесо ЛИАЗА. Раздавил насмерть. Мы даже под ТО не расписывались... Пятеро погибших ребятишек из 32 школы, возвращавшихся с полей в начале 80х. Если кто помнит. Мелкие травмы и порезы, пьянки в сельпондии, мордобития с местными колхозниками-это не в счет. Да. Если есть битвы, значит есть и герои. И не только соц. труда. В 1986 году ухарь на Газ-53,(что на фото) чуть не въехал в колонну икарусов у Зоркальцево. Политехники, должно быть помнят, когда гаишник успел развернуть свою копейку навстречу. ..и остался пожизненным инвалидом.
В одноклассниках под фото у этой дамы http://www.odnoklassniki.ru/profile/538773946271/album/429096809119 шла активная дискуссия о картошке. Странно, что у нас такой незлопамятный народ.

Ответить

otello

"пьянки в сельпондии" - Ясен пень, это Сталин дотянулся.

Ответить

мелкий бес сомнений

В университете аспирантка приехала в колхоз в босоножках. Пока ей подходящую обувь искали, успела на гадюку наступить, и та укусила.

Ответить

мелкий бес сомнений

Припоминается, как парень задохнулся в погребке азотом. Сделали для продуктов хранилище, вроде землянки, и лили туда жидкий азот, чтобы холод создать. Поез человек за мясом, потерял сознание. Пока спохватились, умер от недостатка кислорода. Да и при правке кос несколько человек руки распороли. Одному мужику даже два пальца ампутировали.

Ответить

sazon

Я своего одногрупника Гекру успел спасти, в ночную смену прилёг он на кучу зерна которое из сушилки сыпалось, оно тёплое... А Герка под самогонкой... Уснул Герка, а зерно сыпется потихоньку. Тепло ему, дык присыпало так, что я только ноги увидел, вытянул его, а у него полный рот зерна. Ещё б малёхо и задохнулся бы Герка...

Ответить

Это был 1986 год, в тот день был дождь, послали на картошку от 6 класса и дальше. Завуч была очень идейная.
Приехали, дождь продолжился такой что копать было невозможно, погрузили нас тогда в автобусы и повезли обратно.
На обратном пути солдат урал вел, въехал в автобус. Вот так дело было.
Про студенчество могу сказать что жертв не было, за исключением того, что один раз на поле бросили. Автобусы вообще не приехали. Принято было с города утром забирать студентов, вечером отвозить обратно. Помню в часночи добрались в город и на следующий день послали картошку, отказались дальше копать.

Ответить

maldalik

Вот это кстати реальная пропаганда против СССР, и заметьте никакого вранья не требуется. Просто показан один из маразмов системы. А их было немало. Посту +
И не требуется врать про 100 тыс мильенов зверски замученых Сталиным. Правда справедливости ради этот маразм не Сталинское изобретение, а Хрущевское вроде.

Ответить

otello

Глядя на фотографии в такую пропаганду против СССР как-то не верится, "100 тысяч мильенов" как-то надёжнее, тем более что трупы всегда насуплены.

Ответить

maldalik

Ну дык, я думаю мало у кого в архиве фотографии где они мрачные и недовольные.

Ответить

 1  2   Ещё более другой А.

ну дык своих мексиканцев на сезонные работы не было, куда деваться,
опять же простейшие навыки выживания поддерживались у мобрезерва

Ответить

Нормально всё было, ребяты копали картоху на личном огороде того же бригадира. Весело жили, задорно...

Ответить

Тёма

...И получали за это государственную зарплату...
В советском союзе воровать у государства воровством не считалось.

Ответить

Скорее, воровство у государства государством же вменялось в обязанность гражданам. :)

Ответить

sazon

Гыыы, в 1984 году нас всей группой до ноябрьских праздников продержали в с Вороново Кожевниковского района. Мы на их элеваторе (ХПП - хлебо приёмное предприятие) зерно лопатами кидали. И как бэ без нас великая держава в целом и этот богом забытый колхоз справиться ну никак не могли... А сейчас прекрасно справляются. И ХПП то живо (Томским мельницам принадлежит) и на полях в Кожевниковского района зерна сеять меньше не стали...

Ответить

Иприт

Очень даже стали сазонка, на много меньше. А вас дистрофиков государство вывозило, чтоб подкормить.

Ответить

sazon

Ипритка, не ври. В Кожевниковском районе нет брошенных полей. Как сеяли при совке, так и сеют. В других - есть, так как там сеять не выгодно, климат у нас даже на юге области зона рискованного земледелия.

Ответить

Иприт

Сазонка, там брошенных нет, но посевные площади намного снизились. Ты разницы не знаешь, потому и трепишься.

Ответить

sazon

Ипритка, как могут снизиться посевные площади если нет брошенных полей? Муру то не городи... Поле если его бросили за пять лет полностью затягивается частоколом мелкого березняка. Его прекрасно видно. В Кожевниковском районе таких полей нет. Все поля какие при СССР были, так же и сейчас засеиваются...

Ответить

Доброго времени суток!
...
За 1991—2000 поголовье крупного рогатого скота в области снизилось на 48 %, свиней — на 49, производство мяса скота и птицы — на 47, молока — на 48, яиц — на 30,5 %. Посевные площади за тот же период уменьшились на 21,6 %.
...
http://russiasib.ru/tomskaya-oblast/
...
А теперь вопрос: 25 % земель сельхозназначения области не используются и зарастают. Что предпринимаете для исправления ситуации?» Докладчик ответил, что благодаря совместным усилиям с администрацией области за последние годы было введено в оборот 14 тыс. га земли, а сейчас готовится программа по восстановлению больших посевных площадей в ряде южных районов области (по данным управления, отсутствие на протяжении многих лет надлежащего контроля привело к тому, что сегодня не используются 504 тыс. га, из них 217 уже заросли кустарниками).
...
http://duma.tomsk.ru/page/24734/
...
«Томские новости», 24.05.2013, «Радио Сибирь», 25.05.2013
...
Посевная площадь с/х культур (тыс.га)
...
Томская область
1991 - 615 тыс. га
2010 - 381.3 тыс. га
...
http://data.cemi.rssi.ru/isepweb/tpok6-2.asp
...
Ну, кстати об одной из "старых" тем - детсады.
...
Давал цифры по городу Томску и г. Севеску. Цифры по области.
..
В 1990-х годах по объективным (демографический спад) и субъективным (хаотичная приватизация) причинам было потеряно множество дошкольных учреждений – из более чем 600 детсадов осталось менее 250. Плюс в последние годы, как подчеркнула зам. начальника областного департамента общего образования Е.Вторина, проблему усугубило пусть плавное, но постоянное увеличение рождаемости.
...
http://duma.tomsk.ru/page/24734/
...
С уважением к сообществу, spft2010

Ответить

Доброго времени суток!
...
А в ответ тишина ...
...
Так и не дождавшись ответа от громогласного sazon-а, подкину для освещения реалий ещё несколько цифр.
...
http://www.gks.ru/dbscripts/munst/munst69/DBInet.cgi
...
Число дошкольных образовательных учреждений на конец отчетного года, единица
...
Томская область
....
2007 - 260
2008 - 258
2009 - 254, в т.ч. в городе Томске - 98
2010 - 244, в т.ч. в городе Томске - 95
2011 - 235, в т.ч. в городе Томске - 94
2012 - 228, в т.ч. в городе Томске - 92
...
Для сравнения
...
число постоянных дошкольных учреждений
...
Томская область
...
1985 - 612, в в т.ч. в городах и пгт - 225
1990 - 647, в в т.ч. в городах и пгт - 236
1994 - 496, в в т.ч. в городах и пгт - 207
...
Томская область (Статистический сборник (1985 - 1994) / Госкомстат РФ. Том. обл. ком. госстатистики. — Томск: 1995. С. 48)
...
Валовые сборы зерна по Кожевниковскому району.
...
1985 - 95852 тн
1990 - 54920 тн
1991 - 109792 тн
1993 - 69544 тн
1994 - 57263 тн
...
2006 - 96,5 тыс. тн
2012 - около 50 тыс. тн
...
но при это, например, производство молока упало с 29123 тн. в 1985 г. (37384 тн. в 1991 г.) до 16743 тн.
...
С уважением к сообществу, soft2010

Ответить

Всегда в колхоз с удовольствием ездил. Начало сентября в институте без колхоза - начало учебного года на смарку. Антисоветчики-падлы, завидуют. У них то вся иолодость прошла в ГАЛАГе

Ответить

sazon

Гыыы, в какой колхоз при твоих 38 годиках ты ездить мог? Тебе 20 лет было когда колхозов уже вапче не было :)
В институте надо знания получать добросовестно... А ежели жизнь колхозная так нравилась, дык и ехал бы работать трактористом или ператором машинного доения. Или искусственным осеменителем КРС. Тебю бы все колхозные тёлки любили :))))

Ответить

Иприт

В институте надо знания получать добросовестно, а не травой торговать.

Ответить

sazon

А я и не торговал. И два высших образования очень даже добросовестно получил. В главном корпусе ТПУ моё фото как лучшего выпускника 1994 года на доске почета года два висело :)
И дипломную работу в Москву отсылали на конкурс. Мне даже премия оттуда пришла. Токма инфляция 1995 года от неё пшик оставила. Да и хрен с ней :)))

Ответить

Иприт

Статья у тябя за сбыт, значит торговал. Кентярики твои обоссались и сдали тебя, а тебе 15 не дали почему? Конечно за сотрудничество со следствием, да и на зоне не в самом гиблом месте ошивался, тоже по тем причинам.

Ответить

sazon

Ипритка, в этой статье было определение "сбыт без цели наживы" и "крупные размеры". А вообще что бы по ней сесть, достаточно было всего два раза передать товарищу раскуренный косяк. Ему сразу 224 ч4 - неоднократное приобретение (до 5 лет общего режима). Ну а тому кто угощал - сбыт без цели наживы (от 6 лет усиленного) :)))

Ответить

sazon

А на зоне я был в Татарии. Потому как там была единственная на весь Союз зона усиленного режима в которой все с наркоманской статьёй сидели. Ещё одна такая общего режима была на Урале (пос Бакал) и одна строгого режима в Ленинскекузнецке...

Ответить

Иприт

Сбыт без цели наживы, это все равно что торговля себе в убыток. Напряги умишко, следак тебя пугал бОльшим сроком, а когда потек, дали тебе шестерик всего. Кенты то хоть передачки носили?

Ответить

Anatomik

Иприт, не верьте ему. Он все врет (как и обычно). Я знаю о нем намного больше, но не могу тут все говорить. Но поверьте - это настоящее брехло:) Читаю его комменты, и просто смеюсь в голос, как он брешет:)

Ответить

Anatomik

Наверное то немногое, что я не знаю о нем - как он сидел на зоне, но поверьте, Иприт, на зоне барыга - это следующий после черта с соответствующем к нему отношением.

Ответить

Ты веришь в то, что написано в профиле...? Тогда тебя ожидает очень много разочарований в жизни...:) А поездки в колхоз и ежедневные, и на месяц очень нравились. А в колхоз сейчас никто не ездит, все только об учёбе думают, только тупарей становится всё больше и больше..:)

Ответить

sazon

А какой резон приличному человеку в профиле врать? Наврал там, почему тебе можно верить здесь?

Ответить

Скажите Михаил, за каки-таки грехи в "ГУЛАГ" попал? Может ни туда лопатой грёб? :)

Ответить

sazon

Хоспадя, да сколько можно то тему моей отсидки мусолить?
Я её никогда не скрывал... Попросили друзья привезти им анаши джамбульской. Мне не трудно было, её тогда в Джамбуле достать - раз плюнуть. Привез. Их с ней поймали, а они меня естественно сдали. Нате вам ст 224 ч 2 УК РСФСР (того, старого, советского)от 6 до 15 лет усиленного режима... И поехал я доски пилить на 6 лет за собственную глупость...

Ответить

Да....славное было время. А либерасты, как всегда обосрались, хотели вызвать неприязнь к СССР, а вызвали ностальгию.

Ответить

"а вызвали ностальгию."
Да ностальгируйте сколько влезет! только не забывайте, что сдох ваш совок и НИКОГДА больше не оживет! Ха, неудачники! )

Ответить

sazon

И слава Ктулху, что не надо ни мне, ни сыну моему в принудительном порядке ехать на "битву за урожай"!
А кому хочется, дык берите отпуск и ехайте, картошку у нас крестьяне сажают и сейчас :)

Ответить

А можно вообще переехать в деревню и заняться фермерством! Хорошее дело. А вот когда инженеры едут копать картошку, то это дико! Про разделение труда совки наверное не слышали!

Ответить

sazon

Во, во... чем в тырнетах баклуши бить, посадили бы соток 40 картофана, дык и кайфовали бы и на окучивании и на уборке... А кого совсем ностальгия замучала, дык всего то одну коровёнку бы завели и славный сенокос им обеспечен :)

Ответить

К сожалению, неудачники - это живущие сейчас.
Удачники из неудачников вывозят свой урожай с огородиков на дорогих иномарках, что само по себе смешно, остальные покупают египетскую или непонятно какого качества у фермеров.
Раньше большинство могла позволить сбе питаться картошкой без особых затрат и напряга.
Во многом благодаря осенней "битве" за урожай.
Так вот посчитала, картошку рою ежегодно уже > 30 лет.

Ответить

Это не роете, а собираете:-)
Впрочем роют - кому в тягость, и собирают - кому в сладость.

Ответить

Глупый пИнгвин! Тебя то тоже, выкормил совок.Забыл, когда родился? Тебе то что плохого от совка было? Еще можно понять тех, кого та система сломала, лишила семьи и т.д.. Ты рос в тепле, обласканный, закормленный богатыми родаками. В садик ходил, школу закончил, институт, причем еще успел бесплатно, если не совсем тупой был, так от чего же ты такой обозленный то? Живешь сейчас, как сыр в масле катаешься, что же тебе совок покоя не дает? Или ты начитался либерастов и не можешь удержать то дерьмо, которым заполнен по самую макушку?
может твои совковые бабушки тебе не те сказки в детстве читали? ведь, получается, ты и их ненавидишь.
глупый, глупый пИнгвин...

Ответить

maldalik

В основном у тех кто тогда не жил

Ответить

sazon

Ещё одна хочет за еду и два ведра картошки под дождичком в грязи поковыряться месяцок. Адрес ближайшей деревни подсказать? :)))

Ответить

ulinka Возраст: 33 года... "Скучаю по той жизни очень". )))

Ответить

maldalik

То есть ей 10 лет было и на картошку она никак не ездила?
Скучаю по той жизни очень это скучаю по детству?
Ну так я тоже скучаю по детству. Там хорошо было, работать не надо, о том как семью прокормить да ипотеку заплатить думать не надо.

Ответить

sazon

На картошку школьников начинали возить с 8 класса. Нас в Казахстане с 4 го класса заставляли траву (сено) сдавать Нужно было летом нарвать где сможешь, высушить и принести в школу 25 кг сухого сена...

Ответить

мелкий бес сомнений

Так оно и было. Поначалу народ косами на неудобицах махал, а рядом стога с прошлого года гнили. Однако "Сильна советская власть, но и народ хитер!". Стали договариваться с председателями колхозов. Мы им технику ремонтируем, строим коровники разные, а они за нас сено конными и тракторными косилками заготавливают. Да и свою технику стали институты приобретать. Однако до маразма дело доходило. Раз скопилось техики на правом берегу Оби немеряно. И косилки, и грабли, и "бочки", которые рулоны крутят. А уж доцентов с кандидатами (даже профессора были:) - и не сосчитать. Полдня очереди на переправу ждали. А все из-за того, что из четырех паромщиков троих послали сено литовками косить :). Если что и не нравилось мне в Советской власти, так эти отвлечения на бесцельные работы. Трактора ремонтировать, курятники собирать, строить - еще терпимо. А вот косой махать, как несколько веков назад...

Ответить

sazon

Забыли добавить, не просто косой махать, а при влажной жаре, да укутавшись от мошки и паута коих на пойменных лугах летом просто немеряно...

Ответить

мелкий бес сомнений

Еще клещи постоянно народ кусали. Почти каждый день потери были. Укушенных в город увозили, а вместо них новых сотрудников подвозили. Действительно, битва...

Ответить

мелкий бес сомнений

Ребята, можете минусить сколько угодно, но ваши минусы (и плюсы тоже) не вернут родителям погибшую от укуса змеи аспирантку, насильно посланную в колхоз. И не пришьют обратно отрезанные пальцы сослуживцу. Я не сторонник «демократии» в российском исполнении, беспредел в стране достает все больше и я с радостью вернулся бы в прежние времена. Но то, что многочисленные отвлечения специалистов в своих областях на малопроизводительные сельскохозяйственные и строительные работы явились гвоздями в гроб Советской власти, несомненно. Профессора, доценты и прочие научные сотрудники вместо развития отечественной науки месяцами дергали турнепс, чеканили канализационные трубы, штукатурили стены, клеили обои и махали ручными косами. То, к чему это привело отечественную науку – у нас перед глазами. Припоминаю, как 14-летний деревенский пацан, которому надоело курить за сараем, вывел чахлую лошадку, запряг в конную косилку образца дремучего года, и за час накосил столько, что всему нашему институту полмесяца косить. Перед тем, как закладывать новый силос, яму освобождали от старого, которого и половину не израсходовали. Но партия требовала каждый год заготавливать кормов больше, чем в предыдущем году. Когда нас в выходные дни на грузовиках провозили через деревню на очередную сенокосню, местные жители сидели на лавочках и пальцами на нас указывали. Из разговоров с ними выяснилось, что они и без нас прекрасно бы заготовили кормов сколько надо, особенно если бы им за это приплатили смешные суммы. По сравнению с затратами институтов на зарплаты, отгулы, питание и закупку снаряжения для организации покосных лагерей. У нас в институте до сих пор на складе высятся стопы алюминиевых мисок, котлов и прочей кухонной утвари, гниют шатровые палатки и кирзовые сапоги…

Ответить

" А вот косой махать, как несколько веков назад..."
Это-ж советская власть о нашем здоровье безпокоилась - это сейчас установленный факт - недостаток физической нагрузки ведет к болезням.

Ответить

Однако гораздо чаще по полю просто ехал трактор с плугом и неряшливо выворачивал клубни на поверхность. (c) что за бред???

Ответить

Там не совсем плуг. Хрень эта - картофелекопалка - плуг, совмещённый с грохотом. Плуг выворачивает землю с картохой на грохот, грохот протряхивает смесь, в результате мелкая земля уходит вниз, а картоха (и нерассыпавшиеся земляные комья) как бы всплывают наверх. Сзади агрегата всё высыпается и бОльшая часть картохи оказывается наверху (но в земле тоже довольно много остаётся).

Ответить

maldalik

Гы, красавица, я не понял почему ты сейчас сидишь за компьютером , а не копаешь картошку в деревне?
Я вот в такую погоду картошку студентом копал, я тебе скажу удовольствие ниже среднего.

Ответить

Брысь, моська в колхоз! Назад в стойло, так сказать! )

Ответить

Тёма

Мы в якутске школьниками так же картоху собирали. Там не совсем плуг, там какая то хрень, которая картоху подкапывает и на поверхность за собой выплёвывает.

Ответить

sazon

А нас джамбульских школьников один год возили на уборку яблок и винограда - в первый день обожрёшься, вся школа пропоносится и больше уже не хочешь. А труд тоже не лёгкий.
Другой год мы сахарную свеклу собирали. А третий - картошку. Дык на картошке мои однокласснички огромную скирду соломы в тюках спалили когда курили. Пламя до небес стояло :)

Ответить

Тёма

Вам везло. В якутске кроме картохи и капусты нихрена больше не выращивали. Младших школьников гоняли на капусту, там не так паршиво было, старшие ездили на картоху.
Хотя у нас тоже нет худа без добра. Мы ездили только до середины сентября, позднее всё что не было убрано уже вымерзало, поэтому делать в полях после 15-20 сентября было уже решительно нечего.

Ответить

В Томске также как в Якутске.
Немножко больше растет. Помню в классе 5-6 отработка была летом, в июне. Месяц драли лук-батун и редиску пололи.
Все это складывали в деревянные ящики и продавали в овощных.
Щаз батуна захочешь - пож-ста к бабульке пучок покупать втридорога, еcли своего батуна нет.
Помню огроменные колхозные поля, поливали овощи на них из специальных сикалок-поливалок, еще помню что поле огромно-чисто-просторно и ни одного туалета )
Самая поганая работа была по прополке.

Ответить

Почему сейчас втридорога? Пучок стоит копеек. Что у бабулек, что в магазине.
А про батун в овощном - смеялсо. Вы полагаете при совке все вкалывали на "мичуринских" чисто для развлечения? А не потому, что в овощном кроме крыс и гнилой капусты ничего нельзя было купить?

Ответить

sazon

Дима, там ещё можно было купить кислые зелёные помидоры бочкового засола и такие же огурцы. Но они даже на закуску под водку не айс... Только на рассольник :)

Ответить

"старый, старый" пердун Дима то ли страдающий склерозом, то ли просто он малолетнего возраста, ни разу не бывавший в советском овощном магазине - берётся рассуждать о том времени. :) Самому-то не смешно?
P.S. Дима не расстрайвайтесь если у вас склероз, ведь склероз это лучшая болезнь - каждый день новости!
Ну а если малолетка с промытыми мозгами это уже хуже.

Ответить

Иприт

Значит не носили, зато на работу взяли после отсидки, ты когда откинулся, наверняка перед ними пальцы гнул, мол срок тянул за них, в обязаловке они теперь перед тобой.

Ответить

sazon

Гыыыы, Ипритка, я тебе по секрету советую, не смотри сифилизор, в птичку "тупик" превратишься :)))

Ответить

Иприт

Вот ты и гыгыгкаешь постояно, как тупень, что такое сифилизор не знаю, не смотрю, а птичка дятел это ты точняк.

Ответить

sazon

Засчитано :))) Сливай воду...

Ответить

А мне тоже нравилось ездить на картошку (морковку, турнепс). И что с того? Разве всем должно нравится только то, что нравится сазону и диди? Мне нравится другое...и СССР в том числе.

Ответить

"А мне тоже нравилось ездить на картошку"
А мне не нравится лицемерие в таких как вы Люба! Вы абсолютные лицемеры, потому что сейчас вы сидите на жoпе у мониторов и мастурбируете на свой любимый СССР, а не копаете картошку!

Ответить

Глупый пИнгвин! Не наезжай на Любу,это ты привык дрочить возле монитора и больше ни на что не способен, глупый пИнгвин!

Ответить

Серый

Анекдот из СССР:
Борман созвал офицеров гестапо и говорит: "Завтра едем на картошку".
Штирлиц - "Ой, совсем как у нас!". Все присутствующие хмуро посмотрели на Штирлица.
Всю ночь Штирлиц не спал из-за своей оговорочки и думал что раскрыл себя, наконец под утро написал что он Советский разведчик п-к Исаев, раскрыл все явки и пароли, сдал всех агентов.
Утром, прочитав писанину Штирлица, Борман произнес: "Чего только не придумают наши офицеры, чтобы на картошку не ездить!"

Ответить

 1  1   антикоммунист

В школе не привлекали к сельхозработам,отработка проходила летом и в пределах города,потом были ШРМ и завод.
Вскоре великий и могучий накрылся,но один раз от завода я на картошку съездил таки.
И че тут психованая улинка свистит об ностальгии по картошке,если я старше ее на 8 лет?
Так вот,лучше,*ля,день за станком стоять,железячки дрючить,чем раком по полю лазить.

Ответить

Местный

помню как ездили строить коровник от манометрового завода:
везли на автобусе километров за 50,с утра приезжали пару гвоздей забивали, а потом обед, а потом домой на автобусе и так неделю,з/п платили по среднему.
вот такая она эффективная советская экономика))

Ответить

А сколько по вашей халатности не дополучила страна манометров !
Все забивали , вот страна и развалилась !

Ответить

sazon

Где же тут его халатность? Тут чистая халатность руководителей завода, города и страны. То есть коммунистической партии Советского Союза. Именно за счёт их идиотитеского руководства сстрана и развалилась. Слава КПСС! И спасибо им огромное за мою счастливую капиталистическую реальность! :)))

Ответить

 
Комментарии 1—100   из   102 следующие
Комментарии: 1 | 2
 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.